Cамая полная Афиша событий современного искусства Нижнего Новгорода
2 актуальных событий

Глас улиц, который слышен отовсюду

Выставка Андрея Оленева «Смена декораций»: наследие прошлого и мистические сюжеты настоящего

До 23 ноября включительно в «Галерее 9Б» в Нижнем Новгороде можно увидеть выставку Андрея Оленева «Смена декораций»*, которая год назад уже демонстрировалась в московской галерее «Триумф». Андрея называют одним ведущих художников нижегородской сцены 2010-х годов, подразумевая его муралы на фасадах старых деревянных домов в историческом центре города. Сам художник считает себя разноплановым автором, который работает с темой улиц как в городской среде, так и внутри мастерской. Как он рассказал в интервью ArtTube, именно место подсказывает, что делать: основной мотив творчества Андрея это внедрение мистических сюжетов в различные локации.

*Выставка проводится совместно с нижегородской галереей «ТОЛК».

Выставка выстраивается вокруг архитектурного наследия Нижнего, в частности, затрагивается тема разрушающихся деревянных домов, а это такая болевая точка для города. Почему тебе важно было сделать высказывание на эту тему? И более того – даже повторить его, ведь этот проект уже демонстрировался в Москве в прошлом году.

Андрей Оленев: Есть круг художников, с которыми я работаю в мастерской, в течение нескольких лет мы вместе рисовали на улицах. Это Артем Филатов, Антон Мороков, Владимир Чернышев и Яков Хорев. И наша активная деятельность была связана как раз с рисованием на фасадах деревянных домов. Это года 2014-2015, наверное, такой пик был уличного рисования. Я слышал критику еще, когда этот проект показывался в «Триумфе», что там прослеживается некая градозащитная история. Для меня защита деревянной архитектуры и вся эта проблематика Нижнего – тема наболевшая и получается так, что в каком-то смысле я использую эти дома. Хочется уточнить, что мы с другими художниками оставляли рисунки на этих домах, но для нас это не было попыткой их защитить. Мы выполняли какие-то собственные художественные задачи. Возможно, мы как-то указывали на эту проблему, как и я в какой-то степени в живописной серии, представленной на выставке, но ни в коем случае ее не решали. Для меня все-таки важна художественная, сюжетная часть. Даже название выставки – «Смена декораций» – оно несколько театральное и указывает на это. Для меня это скорей как декорация, вокруг которой я выстраиваю свои сюжеты. С другой стороны, лично для меня и моего круга художников эти дома, с которыми мы работали, эти улицы целые деревянные, они для нас, мне кажется, стали настолько близкими, настолько мы с ними в контакт вошли, что сейчас мы не хотим к ним прикасаться вообще. Не хочется их трогать, не хочется наносить на них краску, есть только одно желание – больше никогда к ним не прикасаться. Они стали вызывать слишком сильные чувства у меня.

Почему ты сначала показал этот проект в Москве, а уже потом в Нижнем Новгороде?

А.О.: Просто было желание сделать именно так. Хотелось все же в первую очередь показать там. Ведь это проблематика Нижнего, которая здесь понятна, сразу считывается, тема давняя и наболевшая. Но и здесь мне тоже важно было представить этот проект, ведь он о Нижнем Новгороде, об атмосфере города, о деревянных ландшафтах Нижнего. На самом деле есть и отличия между этими выставками. Проект дублируется, но из-за того, что экспонируется в другом пространстве, то и экспозиция выстраивалась иначе. В плане работ это практически все те же работы за исключением некоторых. В целом выставка чуть меньше, чем тогда в «Триумфе».

Ты упомянул момент с пространством. А что это за отличия? В галерее «Триумф» я была много раз, а вот «Галерею 9Б» пока, к сожалению, не удалось посетить.

А.О.: Сама выставка она, наверное, делалась даже специально для галереи «Триумф», для нижнего этажа. Там этаж поделен на три части, на три комнаты. И, по сути, каждая часть была отдельно: живопись, графика и тотальная инсталляция тоже в отдельной комнате. А здесь получается так, что это два открытых этажа, то есть это одно пространство и все соединено вместе, можно сказать, в одном зале.

На выставке представлены живописные и графические работы, а также аудиоинсталляция «Колокол». Может быть, ты расскажешь несколько слов о самих работах, о том, как они создавались?

А.О.: Если говорить о живописной части выставки, то эта серия выполнена на деревянных досках. До этой выставки локации, которые у меня были в каких-то моих сюрреалистичных сюжетах, придумывались из головы. Это были такие сны, какие-то миры, которые я сам создавал. Здесь я брал уже готовую локацию с этими домами и внедрял в нее свои мистические сюжеты и персонажей. Такой мистический реализм. Еще можно добавить, что каждый дом на самом деле имеет свою историю личную, интересную, и эти истории я узнавал от людей, когда работал над этой живописной серией в мастерской. То есть я работал над этой серией год и за это время приходили в мастерскую нижегородцы и каждый, когда видел какой-то новый дом, который я рисую, что-то про него рассказывал. Домов не так много на самом деле и они сконцентрированы в одной точке, в радиусе трех километров. И каждый дом уникален своей историей. Люди рассказывали, что они там жили напротив этого дома и он в таком состоянии находится уже несколько десятков лет, какие-то истории из детства рассказывали. Получилась очень интересная, личная история. Вторая часть состояла из графики, и там присутствуют герои, у которых лица скрыты в живописной серии. Если посмотреть на живописные работы, то там нет лиц, лица открываются как раз в графике и это лица случайных прохожих, которых я встречал в Нижнем Новгороде. Они наслаиваются на эти самые локации. Аудиоинсталляция «Колокол» это такая череда подвешенных на цепях перевернутых ведер, некий символ наполненности или наоборот опустошения. И если в галерее «Триумф» это была как будто бы отдельная колокольня, помещение, в которое ты попадаешь и слышишь этот колокольный звон, и ты ходишь как звонарь, путаясь в этих цепях, в этой сложной системе колоколов, то здесь инсталляция находится прям на самой выставке. То есть ты пробираешься через колокольню, чтобы посмотреть на дома. Колокольный звон мы записывали несколько дней, важно было получить качественную запись, и делали это возле колокола, который стоит у нас около Собора Александра Невского. Колокольный звон оттуда это тоже такой глас улицы, который слышен отовсюду.

Андрей, ты упомянул, что есть круг художников, с которыми ты раньше рисовал на фасадах домов, а сейчас вы все вместе работаете в мастерской. То есть тебя нельзя назвать художником-одиночкой? Ты как бы в команде работаешь, верно?

А.О.: Это вообще уникальная для Нижнего история такого рода коллективной работы. Раньше мы с ребятами делали очень много совместных работ. Когда над одной работой трудишься вдвоем или втроем, и эта работа настолько целостная получается из-за столь тесного общения, что потом уже не ясно, кто там что делает. Постепенно, конечно, наши векторы стали расходиться и сейчас мы просто работаем вместе в одном помещении. Нас там пять человек, мы все занимаемся разными вещами. Мы абсолютно разные, но эта дружба она нас держит рядом, вместе. Мы как такая большая стрела, но с разными маленькими векторами. Друг другу помогаем, друг друга критикуем. Эта тема, являешься ли ты художником-одиночкой или художником, который работает в коллективе, она для меня интересна, это такие важные вещи. Мы не являемся художниками-одиночками, которые сидят в подвалах. У нас нет интимного пространства, и никогда не было такого закоулка, где бы мы могли спрятаться. Мы все работаем в одном помещении.

А как ты пришел в уличное искусство?

А.О.: На самом деле, изначально я художник студийный, домашний был. В уличное искусство я пришел в 2011-х, все началось с совместной выставки «Subway», на которую меня позвали мои друзья художники, рисовавшие тогда на улице. Кто-то из них рисовал граффити, кто-то уже начал какие-то рисунки делать. Это было в подвале ГЦСИ «Арсенал» в Нижнем, и мы там расписывали стены, полностью весь подвал. Это и было мое вхождение в уличную культуру, после этого я и начал активно рисовать на улице, больше общаться с ребятами.

Ты еще рисуешь в городской среде или полностью сконцентрировался на студийной работе?

А.О.: Практически все из нас перешли в галереи и я, в том числе, и занимаемся студийными практиками. Но каждый из нас по-разному работает с темой улиц. Я не буду рассказывать про всех, потому что это тоже очень интересная история, в которую можно легко улететь. Про себя могу сказать, что я занимаюсь мурализмом, если говорить именно про улицу. Я делаю сейчас только какие-то легальные работы в других городах, на больших фасадах. Одновременно продолжаю работать с улицей и в другом контексте, внутри мастерской. Я так же, как и раньше, хожу по местам, по локациям, их как-то запечатлеваю, но работаю уже в студии.

Пик уличной художественной активности пришелся в Нижнем на 2010-е, а что сейчас? Пришло ли новое поколение художников или эта волна уже сошла на нет?

А.О.: Такой часто задаваемый вопрос и на него сложно дать прям какой-то точный ответ. Есть некое затишье, если сравнивать с той волной, которая была в 2014-2015 годах, когда прям штурмовало. Сейчас это такие легкие волны остаточные. Но это все равно остается, рисуют и активничают на улицах, появляются какие-то новые лица, но они очень как-то… скорее это повторение прошлого пока.

Если в целом говорить о темах в искусстве, которые тебя интересуют, то, что бы ты выделил в первую очередь?

А.О.: Я работаю с местом. Это для меня самое важное, потому что я достаточно разноплановый художник, у меня есть выставки и вне институций, я проводил их в церкви, например. Или мы с ребятами снимали целый дом, это пришедший в некоторый упадок Музей Нижегородской Интеллигенции. Мы частично его восстановили, сделали там свет и провели выставку с учетом этого места, то есть специально под него. Тематика рождается скорее от локации, в которые ты внедряешься. Кроме того стоит добавить, что я часто использую главного героя. Обычно это альтер эго, вокруг которого строятся сюжеты на основании какой-либо локации. Ты едешь в какой-то другой город, гуляешь по городу, ищешь какое-то место, и оно само подсказывает, что и как надо делать.

Интервью: Евгения Зубченко
Титульное фото: Илья Большаков
Фото экспозиции: Дмитрий Четыре